18-20 июня 2012 г. Первая международная научно-практическая конференция «Человек с нарушениями в развитии и общество: новые направления в поддержке коммуникации», Санкт-Петербург

18 июня

Выступление Наталья Барановой

Наталья Баранова — директор Института раннего вмешательства, Санкт-Петербург

Аудио

Н. БАРАНОВА: Добрый день, уважаемые коллеги! Я очень рада видеть вас всех на такой действительно важной конференции.

Мне кажется это очень важное для нас событие, когда мы на достаточно большой, серьезной, международной конференции, которая проходит здесь, в Санкт-Петербурге, говорим об альтернативной коммуникации для детей с нарушениями. Я во многом, наверно, буду ссылаться на выступления моих предыдущих коллег, и тема моего выступления будет касаться роли альтернативной коммуникации в программах раннего вмешательства.  

Я рада видеть большое количество моих коллег, «ранних вмешателей», в этом зале. И надо, наверно, сказать о том, что слово «коммуникация» — это одно из самых важных слов, которые мы используем в программах раннего вмешательства. И если немного говорить о том, кто я — да, в моем дипломе написано, что я логопед и специальный педагог, но когда мы знакомимся с семьями или с другими специалистами, которые обращаются к нам в институт, очень часто мы представляемся как специалист по ранней коммуникации. Специальность, которая отсутствует в нашей стране, но, тем не менее, это та специальность, которая во многом отражает специфику нашей работы. Вика уже говорила сегодня о том, что для многих детей понятие вербальной речи — это не всегда понятие, которое мы можем использовать по отношению к этим детям. И очень часто мы говорим о том, что роль логопеда в программах раннего вмешательства — она немного иная. Точнее, она сильно иная. Потому что наша задача состоит не столько в развитии речи у маленького человечка, сколько в развитии коммуникации. Дело в том, что коммуникация — это понятие более широкое, которое появляется в самом раннем возрасте, поэтому те функции и задачи, которые ложатся на специалистов, они действительно несколько отличаются от того, что обычно в своей практике делают логопеды.

Программа раннего вмешательство, как вы, наверно, уже все знаете, касается детей самого раннего возраста. Когда мы говорим об альтернативной и дополнительной коммуникации, в той же МКФ возраст, который указывается, это в среднем от 3 до 5 лет. Тогда встает резонный вопрос: почему мы говорим о коммуникации, в том числе дополнительной и альтернативной коммуникации, если речь идет о самых маленьких детках, детках от нуля? И конечно, наши представления о детях раннего возраста тоже с годами менялись, и сейчас мы с вами совершенно четко знаем, что даже самый маленький ребенок — это человек активный, человек социальный. И конечно, во многом даже маленькому ребенку необходим язык (в более широком значении этого слова), для того, чтобы ребенок мог, во-первых, высказывать свои собственные потребности. Это важно, это нужно, это помогает при формировании личности, когда мы знаем, что ребенок может говорить о своих потребностях, о том, что он хочет, о том, что он не хочет. Вторая цель коммуникации для маленького ребенка — это получение знаний об окружающем мире. Виктория тоже про это уже говорила, что ребенок очень много информации получает в процессе коммуникации, в процессе взаимодействия. Он выступает как активный слушатель, и он выступает как человек, который отвечает. За счет этого он во многом изучает окружающий мир и получает определенные знания.

Следующая цель — это построение социального взаимодействия. Ну, здесь трудно поспорить, потому что социальное взаимодействие — это то, на чем во многом строится развитие ребенка. И конечно, в своем социальном взаимодействии мы действительно чаще всего используем язык. Информация, которой мы делимся и которой делится маленький ребенок — и испытывает потребность в том, чтобы делиться, — она тоже может касаться самых разных тем, которые встречаются ему в жизни, пусть даже в самые первые его годы.

Мы знаем, что типично развивающийся ребенок очень быстро осваивает язык. И мы прекрасно понимаем, что язык начинается еще до того и развитие языка начинается до того, как ребенок скажет свои первые слова. Мы как специалисты по ранней коммуникации прекрасно знаем, что чтобы появились эти первые слова, очень многие процессы должны сформироваться. Очень много базовых функций необходимо развить у ребенка для того, чтобы эти слова появились. И действительно, когда ребенок вступает в коммуникацию, еще до первых слов он использует многие другие инструменты. Сначала это какие-то просто вокализации, на которые мама может давать соответствующие отзывы, и ребенок понимает, в какой ситуации он может их использовать и что из этого получится. Очень часто он использует собственную мимику и отслеживает мимику, которая обращена к нему со стороны взрослого. Очень многие дети, об этом тоже сегодня уже говорили, используют естественные жесты. И, наверно, каждый из вас, если у вас есть маленькие дети или уже большие дети, помнит ту радость, когда впервые ребенок начинает показывать пальчиком или делать самые простые жесты, например, «пока-пока» или проситься на ручки. Действительно, фундамент, который закладывается еще до развития речи, он очень важен. И когда мы с вами сталкиваемся с ребенком, у которого есть какие-то нарушения, мы говорим о детях, которые либо рождаются с нарушениями, либо рождаются с какими-то ситуациями или факторами, которые могут привести к нарушениям в дальнейшем, мы говорим о том, что у таких детей очень часто не формируются даже те самые базовые навыки. Не всегда такой ребенок может освоить речь. Но очень часто есть проблемы, связанные именно с тем, чтобы у ребенка появились какие-то базовые вещи, вот те самые навыки, которые необходимы для активной коммуникации. Поэтому, конечно, в программах раннего вмешательства мы говорим о том, что нам нужно помочь такому ребенку начать вступать в коммуникацию. Наверняка каждый из вас сталкивался с ситуацией, когда приходят родители и о проблемах своего ребенок говорят, что да, мой ребенок не говорит. И основой запрос: «я хочу, чтобы он заговорил». Это действительно важно и для родителей и для специалистов, и это трудно обойти стороной.

Поэтому когда мы говорим о коммуникации в программах раннего вмешательства, мы часто говорим о том, что развитие коммуникации у маленького ребенка — это и цель, и средство программ раннего вмешательства. Мы можем смотреть на развитие коммуникации с точки зрения поставленной цели, которой мы хотим добиться. И тогда мы говорим о том, что наша цель в развитии коммуникации — это помочь ребенку стать активным участником процесса взаимодействия. Мы действительно верим, что даже самый маленький ребенок — это личность, и для того, чтобы личность была богатой и формировалась как достойная личность, ребенку очень важно быть активным, а не быть только пассивным получателем какого-то ухода. Ребенок должен быть активным, и в том числе в плане выражения себя самого посредством коммуникации.

Если мы говорим про коммуникацию как про средство, это в том числе очень важно, потому что мы говорим о том, что коммуникация помогает нам развивать и когнитивную, и социальная области, и даже двигательную, как бы это ни казалось странно. Я думаю, что вы многие со мной согласитесь, что ребенок готов очень многое сделать для того, чтобы вступить в коммуникацию и повзаимодействовать. И даже двигательное развитие может происходить за счет того, когда ребенок очень хочет с кем-то пообщаться. Он готов дотянуться, он готов встать, он готов выполнить какой-то очень сложное на тот момент движение для того, чтобы быть активным участником процесса взаимодействия. Поэтому коммуникация в данном случае, как я сказала, является и целью, и в общем, теми способами, которыми мы пытаемся ребенка развивать.

Говоря про альтернативную и дополнительную коммуникацию, мы говорим о том, что, несмотря на ранний возраст, эти методы являются помощниками в программах раннего вмешательства. Наверно, тоже нельзя говорить о том, что всё идет гладко и быстро. И тоже мои коллеги про это уже говорили, что на самом деле запрос родителей всегда касается в первую очередь речи. И существует достаточно много мифов относительно того, что «маленький ребенок, я все-таки дождусь, что он заговорит». И часто предлагать способы альтернативной коммуникации бывает психологически сложно и специалисту, и родителю. Потому что для родителя иногда это звучит как некий приговор: «Как, мы будем использовать альтернативные методы? Это означает, что мой ребенок никогда не заговорит?» И часто психологически они отталкивают от себя даже саму мысль о том, что развитие речи ребенка может идти каким-то другим альтернативным способом. Хотя мы как специалисты прекрасно понимаем, что дополнительная коммуникация как раз служит для того, чтобы стать подспорьем в развитии тех самых функциональных навыков в области развития языка в целом, и может быть, даже речи.

Конечно, методы дополнительной альтернативной коммуникации во многом помогают установить более качественное взаимодействие между мамой и ребенком. Опять-таки, программы раннего вмешательства очень много фокусируются на взаимодействии между мамой, папой, бабушкой и дедушкой и маленьким ребенком, потому что маленького ребенка очень трудно представить вне контекста его семьи. И действительно, мы очень рады, когда запрос мамы «хочу, чтобы мой ребенок говорил», меняется на запрос «я хочу научиться понимать своего ребенка и вступать с ним в коммуникацию». Это важно, потому что это для нас является символом того, что родители принимают ситуацию и готовы работать с нами в одном ключе. И возможность использования дополнительных средств коммуникации позволяет, действительно, более качественно установить отношения, взаимодействия между мамой и ребенком. Когда мама понимает сигналы, когда мама может адекватно реагировать на те сигналы, которые подает ребенок, и соответственно давать те образцы, которые он может использовать точно также в ответ на коммуникацию.

Ну и конечно, когда мы говорим об использовании методов коммуникации, мы говорим о том, что это во многом помогает при обучении ребенка и для того, чтобы развивать его когнитивные способности.

Как я уже сказала, конечно, акцент в программах раннего вмешательства строится на работе с семьей. Не на отдельно развитии навыков малыша, потому что родители должны быть тем подспорьем в работе, которое нам необходимо для того, чтобы сдвинуть с мертвой точки тот самый процесс взаимодействия. Они являются самыми близкими людьми для ребенка, и именно с ними ребенок больше всего хочет общаться. И, как я сказала, часто в начале пути родители избегают использования средств альтернативной коммуникации. И здесь очень важно, чтобы специалисты сами чувствовали уверенность. Бывает и так, что мы как специалисты тоже ведемся на тот запрос и на те, в общем-то, существующие устоявшиеся мнения относительно того, что важно и что речь должна стоять на первом месте. И лишь получая определенный опыт, когда мы начинаем использовать средства альтернативной коммуникации, мы понимаем, насколько эффективно может происходить это развитие, если мы внутри себя ломаем эти барьеры и можем показать родителям, как улучшается взаимодействие между ними и ребенком, насколько лучше ребенок начинает взаимодействовать.

В результате использования средств альтернативной коммуникации мы меняем не только ситуацию относительно ребенка. Мы меняем и его окружение. И если мы говорим о программах раннего вмешательства, это в том числе наша с вами задача — не только научить ребенка пользоваться методами коммуникации, но и изменить его окружение для того, чтобы оно адекватно предоставляло ему информацию и адекватно на нее отвечало. Часто мы тоже сталкивались с ситуацией, когда мама, которой объясняли необходимость и важность использования, например, системы жестов, говорила: «Прекрасно! Пусть ребенок использует у вас на занятиях – замечательно!» Когда вопрос ставился: «А вы дома используете? Вы с ребенком говорите на языке жестов? Или и с использование картинок?» Она говорила: «Нет, ну, вы знаете, я как-то нет, я как-то стесняюсь». И естественно, когда ребенок общается жестами только на отдельном занятии с педагогом или с логопедом, когда это не становится частью его жизни и не становится процессом или инструментом, который ребенок может использовать со своей семьей, мы прекрасно понимаем, что в общем-то эффект будет не столь ярким. Поэтому задача специалиста — вселить уверенность в родителей, что это нужно для того, чтобы развитие ребенка происходило наиболее быстрым и наиболее эффективным способом.

Я очень надеюсь, что эта конференция в том числе вселит уверенность в специалистов, которые это делают. Потому что, как я сказала, очень важно, чтобы специалисты, использующие методы дополнительной и альтернативной коммуникации, сами знали и верили в то, что они делают. Именно это позволит в дальнейшем вселить уверенность и в родителей, и использовать это в работе с маленькими детьми.

Успехов вам и желаю плодотворной работы на конференции. Спасибо!

Аплодисменты