18-20 июня 2012 г. Первая международная научно-практическая конференция «Человек с нарушениями в развитии и общество: новые направления в поддержке коммуникации», Санкт-Петербург

18 июня

Выступление Алины Смычек и Иоланту Швец-Коланко

Алина Смычек: специальный педагог, логопед, руководитель команды ААС в Комплексе специальных школ №11 в Кракове, Польша;

Иоланта Швец-Коланко: специальный педагог, руководитель отделений в Комплексе специальных школ №11 в Кракове, Польша

Аудио



И. ШВЕЦ-КОЛАНКО: Здравствуйте! Меня зовут Иоланта Швец-Коланко.

А. СМЫЧЕК: Я Алина Смычек.

alina iolanta 2-300

И. ШВЕЦ-КОЛАНКО: Мы более 10 лет мы работаем с детьми с нарушениями нервной системы. Работаем и с маленькими детьми, с детьми постарше, с тинейджерами. Большинство наших детей имеют проблемы с речью, и большинство из них — пользователи системы АСС. На сегодняшней встрече мы бы хотели поговорить о нашей школе и рассказать, как мы понимаем нашу систему.  Мы считаем, что коммуникация является основой любого обучения, любой терапии, любого общения с детьми.  И без способа взаимопонимания между ребенком не может быть никакого обучения, никакой терапии. И как сказала Надя Браунинг, основой удовлетворительной жизни является взаимопонимание с другим человеком. Наша школа возникла более 20 лет назад, наша школа была одной из первых школ, точно также как варшавская школа, где началось обучение неговорящих детей. Это дети с множественными нарушениями, и это дети  с очень различным уровнем навыков и возможности к обучению.


Наша школа возникла потому, что родители детей, а также реабилитанты, терапевты, педагоги и выпускники специальных высших учебных заведений, и вот эти специалисты — все мы сошлись во мнении, что эти дети должны обучаться, что они должны быть в школе. И наша школа прошла тот же процесс, о котором говорила пани Малгожата. И теперь наше мышление, наша концепция выглядит таким образом. Вот здание нашей школы. И тут она из наших школьных встреч в саду. Вы видите здесь детей, их родителей, учителей. И у нас  такое чувство, что мы вместе и составляем эту школу. Вот такие дети у нас в нашей школе. В структуре нашей школы есть и  детский сад, в нем всего 4 ребенка обучается. У нас начальная школа, там 44 ученика, специальная гимназия для старших учеников, 32 ученика, и школа трудовой подготовки, 16 учеников. Всего 96. У нас также 18 учеников с индивидуальном обучении на дому. Почему они обучаются на дому? Потому что мы физически не можем, у нас слишком маленькое здание, чтобы вместить всех. Но мы считаем, что большинство этих учеников всё же должно находиться в школьном классе. У нас также есть группа ранней помощи в развитии.

Она охватывает своей опекой 30 семей. И дети с родителями раз-два в неделю приходят на занятия. Учителя и терапевты подсказывают родителям, как общаться с ребенком, как его понимать, как с ним играть.  Среди учителей школы есть педагоги, психологи,  психотерапевты, физиотерапевты, логопеды, законоучители. В каждом классе есть и помощник учителя. У нас, разумеется, есть и административные работники, 4 человека. Очень много работает волонтеров, это, как правило, студенты, которые раз  в неделю приходят к нам и занимаются с детьми. Обратите внимание, 102 работника и 96 учеников. Ну, кстати, надо еще добавить, родители и 18 индивидуальных учеников. Т.е. практически один взрослый человек на одного ребенка, и это вовсе не много. Мы стараемся, чтобы наше обучение, опека и терапия охватывали много специальностей. Т.е. чтобы все эти учителя различных профессий объединили свои усилия и сосредоточили их вокруг каждого ученика. В каждом нашем классе по 4 ученика. Занятие ведет учитель и при нем присутствует, ассистирует ему помощник. Занятия у нас и групповые, и индивидуальные. Занятия начинаются у нас в 7.30 и оканчиваются в 3.30. Дети и завтракают, и обедают в школе, и местная администрация оплачивает проезд учеников от дома до школы. Но, как я уже говорила, каждый день дети имеют и индивидуальные занятия, и среди этих индивидуальных занятий большое место занимает ежедневная реабилитация. И реабилитация возможна только благодаря тому, что мы сотрудничаем с реабилитационным центром. И этот реабилитационный центр обеспечивает нашим ученикам и медицинский уход, и в случае необходимости обеспечивает консультации врачей–специалистов, реабилитанта и невролога. Основой нашей работы является так называемое «функциональное образование», оно основано на сильных сторонах ребенка. Мы смотрим, что ребенок может, мы это описываем. Я хотела бы это подчеркнуть — сильные стороны ребенка.

И вот, когда мы имеем это описание, мы разрабатываем диагноз функциональных возможностей. И на основе этого диагноза, навыков и наших знаний, психологического, педагогического, логопедического нашего знания и нашего разума, наших рассуждений, смотрим мы при этом и на то, из какой семьи ребенок, и на основании этого мы готовим индивидуальный обучающий терапевтический проект. Т.е. у каждого ребенка есть такая индивидуальная терапевтическая программа, она разрабатывается на год. Эту программу всегда знает семья ребенка, семья может всегда на эту программу сослаться, может внести что-то свое. И мы всегда просим родителей, чтобы они в ребенке развивали именно те навыки, которые развиваем и мы. Речь идет не о том, чтобы они стали учителями своих детей, но чтобы они просто поддерживали те навыки, которые мы хотим в них развить. Здесь у нас такая диаграмма, где представлены разные наши специалисты. Т.е. видите, они сконцентрированы вокруг детей. Вот видение наших целей и наша миссия.

А. СМЫЧЕК: Школа должна быть очень хорошо организована, это очень важный момент. И Иоланта об этом очень детально сейчас рассказала. Но я уверяю вас, для нас наиболее важно кое-что другое. Для нас самое важное — это философия, это общее мышление всех людей, которые работают в нашем коллективе. Я долго искала какую-то фразу, которая могла в сконцентрированном виде описать то, что мы думаем о наших детях. И после многих лет существования нашей школы нам удалось найти такую формулировку. Человек — это не сосуд, который нужно заполнить, это скорее свеча, которую нужно зажечь. Ну и школа нужна для того, чтобы найти способ, чтобы эта свеча зажглась. Мы убеждены, что любой человек может развиваться, и убеждены, что каждый человек имеет право на развитие. Мы не всегда сразу можем понять, как лучше поставить цель, чтобы ребенок мог развиваться. Но поэтому мы считаем, что очень важное в нашей работе - это коллектив, чтобы мы могли вместе объединить усилия и искать, чтобы открыть путь ребенку к развитию, к обучению. Вообще всю деятельность школы, которая направлена по отношению к ребенку, можно разделить в этих трех пунктах. План работы нашей школы — это во-первых. Учить наших детей хорошей коммуникации, чтобы они могли спокойно общаться с другими людьми. Нужно, чтобы они были активными, и мы ищем способ, чтобы они всегда могли найти себе активность, даже в свое свободное время.

Здесь есть два шага: нужно пробудить в ребенке интерес к познанию мира, чтобы он стремился обучаться. И эти три цели мы хотели бы показать в нескольких фотографиях. В нашей школе 70 процентов детей не смогут говорить, и может показаться, что у наших логопедов  много работы. Но у нас не только логопеды этим занимаются. Мы считаем, что коммуникация из всех навыков, которые человек может иметь, наиболее функциональна, и поэтому мы много занимаемся именно ею. И когда ребенок приходит в школу, мы первым делом задумываемся, как лучше всего с ним договориться, пообщаться? И мы знаем, что есть два момента, на которые надо обратить внимание для того, чтобы найти наилучший способ общения с ним. Это отношение и самостоятельность, автономия.

Как мы понимаем отношение? Каждому из нас нравится, когда на него обращают внимание, каждый любит, когда ему посвящают какое-то время. Но каждый из нас любит, когда какой-то другой человек подтверждает, что он нас понимает или спрашивает «ты это хотел сказать?». То же самое мы хотим сделать для наших детей, то же самое, что бы мы хотели для себя, мы это переносим на них.

Как я понимаю автономию, самостоятельность? Когда мы находимся в благожелательной обстановке, то мы знаем, что можем обратиться к какому-то другому человеку. И через эти отношения мы создали для наших детей чувство безопасности. И тогда, в этих условия, мы можем ожидать, что они готовы искренне обращаться к нам. И несколько раз в течение дня мы даем нашим детям выбор: мы спрашиваем, что они хотят. И если это возможно, мы стараемся удовлетворить их просьбы, и они чувствуют, что их слышат. И здесь начинается инстациональная коммуникация. И когда ребенок уже знает, что он хочет, то мы можем помочь ему облечь это в слова. Ну и когда такая ситуация создается, то уже открывается путь для альтернативной коммуникации. Либо общение жестами, пиктограммами, но при этом мы не должны забывать об этих первых двух остановках, первых двух пунктах.

Как вы видите, для каждого ученика составляется определенный список вспомогательных средств, способов коммуникации. Мы даем ребёнку почувствовать эти очень приятные для него социальные ситуации, где он имеет возможность говорить громче. И это благодаря именно коммуникаторам. Дети благодаря им могут позвать кого-то, что-то прокомментировать, что-то сказать. Сейчас вы видите Даниэля во время урока, учительница его о чем-то спрашивает, он отвечает и потом он комментирует: «О, как хорошо я ответил, было достаточно легко».

Но важно при этом помнить, что у наших учеников, также как у нас, бывают тяжелые эмоциональные моменты. Т.е. если человек не может говорить, то возникает возможность для депрессии, потому что ему некому высказать, он не может поделиться своими эмоциями. Мы считаем, что именно для этого случая должна быть у человека вот эта система альтернативной коммуникации, потому что это дает возможность высказаться и это ему помогает в жизни, помогает преодолеть трудные моменты. Именно разговор — то, что в нашей школе происходит чаще всего. Активность учеников, их дееспособность, самостоятельность и независимость.

Нам очень важно, чтобы наши ученики почувствовали, что они могут что-то решать в своей жизни, что они что-то могут сделать в ней. Каждый из нас любит быть независимым и самостоятельным. А неговорящему ребенку нужно создать условия для этого. И знаки, альтернативная коммуникация для этого являются основой. И для того, чтобы ученики были активными, мы должны обеспечить им чувство безопасности. Благодаря нашим физиотерапевтам мы можем определить, в каких позах они лучше всего себя чувствуют и имеют возможность быть активными. Но очень часто нам для этого нужно создать определенную обстановку, окружение. Мы просто побуждаем наших учеников быть самостоятельными. Здесь вы видите Даниэля, который сам ест. Он держит в руке ложку, и вы видите над рукой у него такой пояс, т.е. он как бы придерживает руку, и благодаря этому ложка не падает у него из рук. И вторая рука у него тоже стабилизирована таким поясом. И благодаря таким образом организованной обстановке он может сам есть. И во время дня у него много таких ситуаций, где ему нужны такие вспомогательные вещи. Т.е. это, разумеется, он сам одевается, ходит в туалет, моется. И разумеется, родителя должны знать, как это делается, чтобы у себя дома организовать такую обстановку. И очень важно, чтобы мы присмотрелись к ученику, что он любит делать, и т.о. организовать обстановку, чтобы он мог это делать. Например, вот здесь мы надеваем на него большой фартук и прикрепляем лист бумаги к столу. Разумеется, важна возможность пользоваться компьютером. К счастью, его можно регулировать с помощью переключателя или при помощи взгляда.

Хорошо, очень хорошо, чтобы ребенок был самостоятельным в школе и в доме, но также важно, чтобы был самостоятельным и в других местах, в которых он в повседневной жизни может находиться. Мы ходим с нашими учениками вместе в магазин, на выставки, в кафе. Мы им просто подсказываем, как быть самостоятельными: как сделать заказ, как что-то купить в магазине. Одновременно мы просто показываем работникам театров, магазинов, что такие ученики есть, и мы показываем, что они могут что-то сделать, они могут пользоваться этими услугами. Разумеется, каждое из этих мест имеет некие типичные ситуации. Я сейчас покажу вам очень короткий фильм о Бартоке, который находится у парикмахера. Он общается с парикмахером. Нравится ли ему прическа? Он только переживает, что она будет дорого стоить.

Я завтра приглашаю вас на мастер-классы, и вот на этих мастер-классах мы будем об этом говорить: какие могут быть различные уровни взаимопонимания с ребенком. И как можно обставить эту ситуацию, чтобы ребенок мог развивать свои навыки. 20 лет тому назад наша директор, когда в первый день работы школы учителя стояли в дверях, а ученики въезжали в школу, то молодые учителя, которые сразу после университета к нам попали, которые еще не знали хорошо методов работы с ребенком, они просто спрашивали нашего директора Марию Оркеш, а что с этими детьми мы можем сделать? — «Я не имею понятия, но делайте всё, чтобы им было хорошо». Именно так до сегодняшнего дня мы поступаем, и я желаю всем вам, чтобы вы поступали точно также, чтобы вашим ученикам было хорошо. Спасибо!

Аплодисменты