Международная научно-практическая конференция «Обучение детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития», 27-29 ноября 2013 г., Санкт-Петербург

Интервью с Л. Головчиц, 28.11.13

Людмила Адамовна Головчиц — заведующая лабораторией содержания и методов образования детей с комплексными нарушениями ФКНУ «Институт коррекционной педагогики» РАО

Людмила Головчиц

 

Беседу ведет Лариса Косулина.

Аудио

 

Видео

 

Л. ГОЛОВЧИЦ: Меня зовут Людмила Адамовна Головчиц. Я заведующая лабораторией содержания и методов образования детей с комплексными нарушениями «Института коррекционной педагогики» Российской Академии Образования.

Л. КОСУЛИНА: Очень приятно! И мы хотели бы спросить, т.к. мы не присутствуем на этой секции, которая занимается организационными такими вопросами, что происходит на Вашей секции, какие вопросы обсуждаются и насколько они актуальны?

Л. ГОЛОВЧИЦ: На нашей секции обсуждается сверх-актуальный, сверх-современный вопрос о разработке федерального государственного образовательного стандарта для обучающихся с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья). В частности, мы обсуждаем, каким должен быть стандарт для детей с тяжелыми множественными нарушениями. Это та группа, в которую входят дети с выраженными формами умственной отсталости, дети, имеющие тяжелые сенсорные нарушения (глухоту, слепоту) в сочетании с интеллектуальными нарушениями достаточно выраженными, с расстройствами аутистического спектра, с тяжелыми двигательными нарушениями. И мы обсуждали в процессе работы нашей секции, во-первых, требования к содержанию образовательных областей. Те требования, которые должны быть заложены в стандарте, касающиеся формирования учебных знаний и умений. У всех детей с тяжелыми множественными нарушениями они будут разными и может быть не очень высокими, достижения, это сугубо индивидуально. И мы обсуждали, как каждая образовательная область, а их восемь всего, должна вобрать в себя требования к развитию социальных умений, то, что называется в стандарте «формирование жизненной компетенции». Т.е. это адаптация в социуме, это развитие активности ребенка, это умение ребенка обслужить себя, организовать свой быт, адекватное поведение в семье, в обществе. Т.е. это всё то, что делает нашу жизнь человеческой, любого ребенка, любого человека.

Кроме того, мы говорили о том, какими могут быть индивидуальные достижения каждого ребенка. И в связи с этим возник очень жаркий спор совершенно правильный, потому что есть дети с очень тяжелыми интеллектуальными нарушениями, для которых слово «образование» будет скорее связано с уходом, с сенсорной стимуляцией, с развитием простейших навыков коммуникаций, связанных с умением взглянуть на человека, протянуть ему руку, но, тем не менее, это тоже образование. Как мы должны создать программы для таких детей? Должны ли мы говорить только об уходе? Или это образование, это образовательные услуги? Для такого ребенка тоже требуется программа индивидуальной помощи ему. Мы обсуждали также вопросы, связанные с выбором вариантов стандарта, т.е. ведь группа детей с ограниченными возможностями здоровья очень разнообразна. И речь идет о детях, которые могут на равных с обычными детьми в массовой школе овладевать основной образовательной программой, но, тем не менее, им нужна помощь специалистов, которые разработают для ребенка программу коррекционной работы и другие варианты. В чем их отличия? Говорили о том, что ребенок может переходить с одного варианта обучения на другой, потому что несовершенство диагностики в настоящее время часто приводит к тому, что первоначально требуется длительный период, скажем так, пробного обучения, первоначальной вот этой индивидуальной программы, чтобы понять, может он может обучаться не только по индивидуальной такой специализированной программе, а он в состоянии обучаться в коллективе детей по какой-то адаптированной программе, выстроенной с учетом особенностей его развития. Я бы хотела подчеркнуть, что не диагноз, ни шифры и другие способы характеристики нарушений детей не являются основной для выбора стандарта. Основа для выбора — это уровень развития, к чему он готов. Дети могут оказаться на одном и том же уровне развития с разными нарушениями и с разными шифрами. Это не имеет первостепенного значения, нам важно то, с чего мы начинаем, и важно понимание к чему мы его приведем. И не только через год – черед два, а за весь период обучения, к концу школьного обучения, чтобы понять, кого мы хотим увидеть, кого мы хотим воспитать за этот достаточно большой срок обучения.

Л. КОСУЛИНА: Знаете, я думаю это очень здорово, что применительно к детям с тяжелыми нарушениями идет обсуждение именно об обучении, не об уходе, как Вы сказали. А именно об обучении, что эти дети включаются в нашу жизнь и могут пользоваться теми же правами как и все остальные дети, которые не имеют таких нарушений. Т.е. эти дети имеют право на обучение.

Л. ГОЛОВЧИЦ: Да. И вот впервые разрабатывается образовательный стандарт для таких детей. Хотя слово «стандарт» для этих детей может быть немножко неадекватно, но оно адекватно по отношению к требованиям к образовательной работе, к образовательным услугам. Это очень важно. Это как раз и есть цель стандарта — вовлечь всех детей независимо от тяжести нарушений в образование.

Л. КОСУЛИНА: Огромное Вам спасибо!

Л. ГОЛОВЧИЦ: Пожалуйста. Спасибо вам, организаторам конференции!

Л. КОСУЛИНА: Мы желаем успехов в этой работе благородной! И мы очень надеемся, что первый шаг к тому, чтобы эти дети получали именно образование, вы сейчас делаете. Большое спасибо Вам!

Л. ГОЛОВЧИЦ: Спасибо Вам!