Интервью 4 июня с Ириной Анатольевной Покровской — специалистом ЛФК коррекционной школы № 25, координатором специалистов АФК БОО «Перспективы» и Ириной Николаевной Андреевой — учителем АФК коррекционной школа №25, инструктор АФК БОО «Перспективы» по окончании семинара «Физическое сопровождение детей школьного возраста и молодых людей с тяжелыми двигательными нарушениями», Социальная школа «Каритас», 3-4 июня 2013 г.

В беседе принимают участие Лариса Косулина, менеджер по обучению Социальной школы «Каритас» и Наталья Румянцева, администратор сайта «Каритас».

 

Л. КОСУЛИНА: Семинар очень интересный, название интригующее, и наверно для неспециалистов может быть не совсем понятное.

larisa 1 130

Поэтому вначале хотелось бы спросить, что вообще было на этом семинаре? Чтобы те, кто будут читать, имели представление чтó это за семинар. Что это такое — «Физическое сопровождение»? О чем это?

И. АНДРЕЕВА: Многие люди, говоря о движении, думают, что это узкое понятие, как определенная работа мышц.
 А движение — это очень широкий диапазон работы, особенно у людей, которые имеют двигательные и множественные нарушения. В этот диапазон работы мы включаем такие направления как условия пространства, деятельность, средства, отдых и многое другое. Работая специалистами по движению и учителями физической культуры, мы рассматриваем движение как взаимосвязь многих факторов, которые влияют на двигательное развитие. В связи с этим мы заменили слово «двигательное» на «физическое» сопровождение, вкладывая в это определение широкое понятие, то о чем сказано чуть выше.

И. ПОКРОВСКАЯ: И нам хотелось донести больше практического материала.

Хотелось поделиться своим опытом работы с детьми с тяжелыми множественными, в том числе и двигательными нарушениями, тем, какие возможности мы видим в их развитии, тем, с какими трудностями мы сталкиваемся во время нашей работы. Тем, как можно эффективнее взаимодействовать во время занятий по развитию движений, как мотивировать к двигательной активности.

Л. КОСУЛИНА: Исходя из того, что вы сказали, у меня создается впечатление, что это был семинар, где все-таки упор был сделан на практику. Была какая-то и теоретическая часть, да?

И. ПОКРОВСКАЯ: Да, конечно.

Л. КОСУЛИНА: Основой этого семинара были практические занятия, упражнения и разбор каких-то ситуаций, так?

И. ПОКРОВСКАЯ: Да, мы старались построить семинар таким образом, чтобы слушатели сначала попробовали на себе ощутить те или иные вещи, потом обсуждали опыт, полученный во время проделанных упражнений, анализировали, что влияло на те или иные ощущения, и потом давали теоретический материал. Так же смотрели рабочее фото и видео, обсуждали увиденное.

И. АНДРЕЕВА: Т.е. насколько собственные ощущения тела соответствуют, тому методическому материалу, что мы читаем в книжках и тем теоретическим знаниям, которые есть у каждого из нас. Как наше собственное тело нам подсказывает, как и какое движение надо сделать при разных жизненных ситуациях и обстоятельствах.

Мы привыкли в большинстве случаях двигаться не думая, автоматически. Но когда мы учим или оказываем поддержку людям с двигательными нарушениями, мы обязаны правильно слышать движения другого человека. Для этого мы должны уметь в первую очередь слушать и слышать свое тело.

Л. КОСУЛИНА: Насколько я поняла, участники семинара были в роли детей или молодых людей, которые имеют множественные нарушения развития. Или же они были и в той и в другой роли? В роли сопровождающего и в роли детей.

И. АНДРЕЕВА: Конечно, надо чувствовать себя с обеих сторон — и как сопровождающий и как ребенок или взрослый, который имеет двигательные и другие нарушения. Потому что мы не можем помогать, не чувствуя того или иного двигательного недостатка, и в определении помощи в которой мы будем нуждаться. И наоборот, когда мы оказываем помощь, учитывать все стороны недостающего или нарушенного движения. Говоря о данной категории людей, надо оценивать ситуацию со всех сторон.

Л. КОСУЛИНА: Насколько я знаю, вы учителя, но хотелось бы немножко побольше узнать о вас, о том, чем вы занимаетесь, где вы преподаете, кто ваши ученики или клиенты. Вообще, откуда вы и кто вы?

И. ПОКРОВСКАЯ: Я, по образованию, специалист по адаптивной физической культуре, специалист по ЛФК.

Опыт работы около 19 лет в Павловском интернате с детьми с тяжелыми интеллектуальными и двигательными нарушениями. Так же занимаюсь с детьми иппотерапией и конным спортом по программе «Специальная Олимпиада». Это две сферы моих профессиональных интересов. И полгода назад я перешла работать в школу учителем ЛФК, филиал которой находится на базе Павловского интерната.

Л. КОСУЛИНА: Где Вы обучались, где получали специальность свою?

И. ПОКРОВСКАЯ: Я окончила академию имени П.Ф. Лесгафта, плюс определенное количество курсов повышения квалификации, в том числе на базе Первого Медицинского «Введение в физическую терапию», в АНО «Физическая реабилитация», в ЦЛП г Москвы. Есть опыт сотрудничества с физическими терапевтами, нашими экспертами из Германии, которые курируют проект «Павловск» в БОО СПб «Перспективы» с точки зрения профессиональной поддержки. Так же было много дополнительного обучения в виде семинаров и супервизий, работы совместно с коллегами из Германии, Швейцарии, России.

И. АНДРЕЕВА: Я окончила институт имени Рауля Валленберга, это институт специальный педагогики и психологии, кафедру адаптивной физической культуры (АФК), которая предусматривает работу в коррекционных школах.

Но первый свой рабочий опыт я получила в благотворительной организации «Перспективы», на базе детского дома интерната города Павловска. Я работала в корпусе, где проживают ребята с тяжелыми и множественными нарушениями. Опыт моей работы уже около дести лет. Сейчас я работаю в коррекционной школе № 25 Петроградского района и продолжаю работать в организации «Перспективы», выезжая на домашние визиты. Опыт повышения квалификации почти такой же, как у моей коллеги, поскольку мы являемся сотрудниками одних организаций. Поэтому нами выбрана эта тема и категория людей, с которой мы работаем. Она нам знакома, и близка, что мы готовы делиться своим опытом работы. На наш взгляд сейчас особенно актуальна тема развития и обучения детей с множественными нарушениями, потому, что эти дети стали учиться в школах. Стало больше реабилитационных центров, которые оказывают помощь данной категории детей. И специалистам необходимо получать больше информации о работе с детьми, имеющие тяжелые и множественные нарушения.

НАТАЛЬЯ: Какие упражнения были, когда я вошла и фотографировала?

И. ПОКРОВСКАЯ: Это были упражнения на осознание того, как мы двигаемся, как ощущаем то, что делаем.

Часто люди не замечают, не чувствуют как совершают самые простые движения. Все делается на «автомате». И если попросить, например, из положения лежа вставать в течение более длительного времени, нежели человек это делает обычно, то задание оказывается очень сложным.

НАТАЛЬЯ: Кажется, я застала упражнение, как грамотно подняться утром с постели, Вы объясняли, что во время подъема должен быть плавный переход.

И. ПОКРОВСКАЯ: Да, и мы говорили о том, как можно этот опыт применять и в работе с людьми, имеющими нарушения, ну, естественно, и в своей жизни, чтобы сохранить свое здоровье. Это важно. Если не можем помочь себе, являясь специалистами в данной области, то мы не можем помочь и другим людям.

НАТАЛЬЯ: Как это верно! Меня заинтересовала эта строчка программы: «практические упражнения на ощущения собственного тела». Были такие упражнения сегодня?

И. АНДРЕЕВА: Да.

НАТАЛЬЯ: Я просто поймала себя на мысли, что мы, офисные работники, много сидим, мало двигаемся. Что бы вы посоветовали нам делать?

И. АНДРЕЕВА: Это как раз была часть нашего семинара — профилактика, болей в спине. Где мы рассказывали как правильно следить за своей двигательной активностью, в том числе для людей, которые в течении рабочего времени вынуждены много сидеть.

Л. КОСУЛИНА: Группа была на семинаре небольшая, как вам с ней работалось? Как, вообще, вам работалось в нашем пространстве, здесь? Тем более, что у вас был сначала один зал, затем другой. Это не помешало вам?

И. АНДРЕЕВА: В плане пространства, мы можем очень быстро сориентироваться и приспособиться к условиям, которые нам предложены.

fizra 2 500

Быстро ориентироваться и сделать пространство рабочим, нам помогает наше направление работы. Это, во-первых, а во-вторых, здесь мы не первый раз, эту базу мы знаем, по крайней мере, нижнее помещение нам знакомо, мы сами ходим на семинары. Группа наша была небольшая, и в ней было достаточно комфортно. Все участники включились в работу очень быстро. У нас была возможность в группе больше проработать индивидуально практических элементов, упражнений. Была возможность подойти к каждому, что-то объяснить, помочь понять, исправить. Доступность в малой группе всегда лучше, чем нежели если бы это была большая группа. Т.е. это некий один из плюсов.

И. ПОКРОВСКАЯ: Да, работать в группе было очень комфортно, несмотря на то, что это был наш с Ириной дебют.

Л. КОСУЛИНА: Т.е. вы в первый раз вдвоем такой семинар ведете?

И. ПОКРОВСКАЯ: Да, первый раз вдвоем ведем двухдневный семинар. И было замечательно то, что все слушатели были специалистами АФК и работают с людьми, имеющими ограничения в жизнедеятельности. Было легко, так как это общая сфера деятельности.

Л. КОСУЛИНА: Что делается в направлении, которым вы занимаетесь, здесь в Петербурге и у ваших коллег за рубежом?

И. АНДРЕЕВА: Здесь, в Санкт-Петербурге, мне кажется уже достаточно много информации именно по развитию, по сопровождению, по движению детей с двигательными тяжелыми нарушениями, потому что Екатерина Клочкова у вас была, она один из ведущих специалистов, первооткрывателей этого направления, и мы являемся её учениками в какой-то мере, посещая её семинары.

И опыт получения практических знаний за границей — это Германии, земля Баварии. Как раз мы озвучивали до этого, что немецкие специалисты нам передавали и передают большой опыт в работе именно с детьми, которые имеют тяжелые нарушения развития. Я, например, проходила практику в городе Байройте у нашего хорошего друга и прекрасного специалиста по движению Керстин Майснер. Я видела, как работает немецкая школа с детьми, которые имеют множественные нарушения в развитии. Пробовала новые техники обращения в работе. Переносила некую теорию на практические занятия. И уже потом этот опыт переносила на нашу действительность, потому что все-таки тот ритм, та организация жизни, отличается от нашей. Переносила опыт немецкой школы в наше пространство, ритм, условия, планы, образование.

И. ПОКРОВСКАЯ: Присоединяюсь к тому, что сказала Ирина. Сотрудничество с нашими коллегами и учителями — это Керстин Майснер, Кристина Йени, Зита Келлер, очень помогло в нашей работе, особенно с самыми слабыми детьми, которых часто у нас называют «лежак» и которые считаются неперспективными в плане реабилитации. Они научили нас таким практически вещам: как ставить цели по развитию этих детей, как оценивать результат, как анализировать, планировать свою работу. Они научили нас наблюдать и видеть даже самое небольшое изменение, которое происходит в человеке.

К сожалению, если брать образование специалистов АФК, то именно эта область знаний о помощи детям с тяжелыми множественными нарушениями не проработана в системе подготовки специалистов. Хотя специалисты в Петербурге есть, но системного подхода в образовании и работе с детьми с множественными нарушениями, к сожалению, пока нет.

Л. КОСУЛИНА: Вы работаете и в негосударственной организации «Перспективы», и в школе. Я знаю, что там, где работает «Перспективы», там есть прогресс, обучаются волонтеры, есть специалисты. А как обстоит дело в государственных организациях — в интернатах детских, взрослых? Что делается из того, о чем вы сегодня рассказывали и показывали?

И. ПОКРОВСКАЯ: За время моей работы в Павловском интернате, конечно, многое изменилось: и отношение сотрудников к детям и количество персонала, которые работают там, которые ухаживают за детьми. Дети стали учиться в школе — в следующем году в 25-й коррекционной школе на площадке Павловского интерната, будет уже девять классов «особый ребенок». Но это еще не настолько, чтобы сделать жизнь детей с тяжелыми нарушениями такой же нормальной, как и жизнь других людей. Этому мешает много вещей, структура социальной помощи, часто не согласованность в работе различных специалистов. Не хватает, естественно, сопровождения, не хватает пространств игровых и образовательных, которые были бы организованы в соответствии с тем, что необходимо ребятам. Не хватает технических средств и доступности окружающей среды. Не хватает, если говорить о школе, адекватных образовательных программ для детей, имеющих тяжелые множественные нарушения (в данном случае интеллектуальные и двигательные). И специалистов, которые умеют работать с данной категорией людей. Понятно, что государству сложно перестроить эту «махину» — социальную систему, например, систему интернатов, в короткое время. Сложно быстро изменить отношение общества к людям, имеющим нарушения. С одной стороны государство что-то делает, с другой стороны общественные организации не дают ему «расслабиться». Всё меняется, хоть и медленно. Надеюсь, что с каждым годом будет больше изменений в лучшую сторону.

Л. КОСУЛИНА: Т.е. все-таки есть тенденция к развитию?

И. ПОКРОВСКАЯ: Все-таки да.

Л. КОСУЛИНА: Как я поняла, общественные организации и, в частности, та, где вы работаете, дают импульс для развития государственных организаций.

И. ПОКРОВСКАЯ: Да, общественные организации сейчас сильно повлияли на изменения в Павловском интернате.

Л. КОСУЛИНА: Участники сегодняшнего семинара — представители каких организаций, общественных, государственных? Или это смешанная группа?

И. АНДРЕЕВА: Это была смешанная группа, но по большей степени это были государственные учреждения — Колпинский реабилитационный центр, учителя 25-й школы, и центр на Рябиновой, который представлен благотворительной организацией «Перспективы». Да это была смешанная группа.

Л. КОСУЛИНА: Что-то в этом есть, когда работают одновременно в группе люди с разной «философией». Как вообще работается, когда группа смешанная, или, сейчас не ощущается разница?

И. ПОКРОВСКАЯ: Неважно, работает человек в благотворительной или государственной организации, если ему интересна его работа, если он хочет узнавать что-то новое, тогда работается легко.

Стандарты государственных организаций не позволяют быть более гибким специалистам в организации своей деятельности, в принятии решений. Есть жесткие нормы, которым они должны следовать, если даже они считают, что это не очень эффективно, или надо как-то перестроить работу по-другому. В этом отношении специалисты благотворительных организаций организуют свою работу более эффективно. В данной группе не чувствовалась разница, всё было очень гармонично.

НАТАЛЬЯ: Было впечатление, что все включены в процесс работы на семинаре, все участники.

И. ПОКРОВСКАЯ: Всем был интересен именно практический опыт. Когда мы проживаем, проводим все через себя. Такой опыт гораздо быстрее остается в голове и в работе применяется.

Л. КОСУЛИНА: Это здóрово! И я вас поздравляю с такой прекрасной «премьерой», ведь вы вдвоем первый раз ведете такой семинар. Мы надеемся, что это не последняя встреча, что это только начало нашего и Вашего сотрудничества. И возможно, у вас появятся интересные темы, идеи по поводу новых семинаров. Может быть, именно в этой области, в которой работаете. Мы открыты на любые идеи, на любые ваши предложения, и готовы их рассматривать. Поэтому можно обращаться, предлагать и мы это будем обсуждать.

НАТАЛЬЯ: Спасибо за содержательное интервью!

И. АНДРЕЕВА: Спасибо!

И. ПОКРОВСКАЯ: Спасибо вам!

ip-ia intervew

 

Благодарим Ирину Покровскую и Ирину Андрееву за помощь в подготовке этого материала.

***

Рекомендуем для дополнительного чтения по теме:

Хольц Ренате. Помощь детям с церебральным параличом. — М., Теревинф, 2006.

Кирслинг Улла. Сенсорная интеграция в диалоге. — М., Теревинф, 2010.

Джин Айрес Э. Ребенок и сенсорная интеграция: понимание скрытых проблем развития. — М., Теревинф, 2009.

Философия здоровья: от лечения к профилактике и здоровому образу жизни: руководство для врачей, специалистов по реабилитации и студентов/ под редакцией Клочковой Е.В. — М., Теревинф, 2009

Адаптивная физическая культура в работе с детьми. имеющими нарушения опорно-двигательного аппарата (при заболеваниях детским церебральным параличом). методическое пособие / Под редакцией Потапчук А.А. — СПб СПбГАФК им Лесгафта, 2003.

 

Страницы на Фейсбуке:

АНО «Физическая реабилитация», СПб

Физическая реабилитация: теория и практика

Мобис-PRO: Оборудование для правильного и безопасного перемещения пациентов с двигательными нарушениями

Мобис-PRO. Правильное перемещение пациентов

Эрготерапия — Occupational Therapy