Марк Бабер

«Интенсивное взаимодействие: оставаясь в сером»


Когда вы спрашиваете людей, которые что-то слышали про Интенсивное Взаимодействие: «О чем это?», они часто отвечают: «О, это когда ты имитируешь действия ученика… Если он издает звук, ты «возвращаешь» ему звук назад. Или если он двигает рукой, ты двигаешь своей рукой таким же образом…» Так ли это? Нет. Это не так. Интенсивное Взаимодействие — это про то, чтобы разговаривать с людьми, основывая разговор на вещах, которые близки им и понятны. Действительно, вначале вы можете привлечь их внимание имитацией действий. Но это лишь начало.

Люди с глубокими интеллектуальными/ физическими / сенсорными нарушениями часто с трудом воспринимают мир вокруг себя и события, в которых они участвуют. Кроме того, в их сознательном опыте могут доминировать бездействие, скука, сенсорные искажения, а также боль.

Понимание мира — или нет?

Ученики, находящиеся на донамеренной стадии развития, испытывают огромные трудности с предвосхищением того, что будет дальше или с предвидением неизбежного события — они не могут распознать, «прочитать» или понять ситуацию, в которой оказались. У них нет цельной, объединенной и взаимосвязанной картины мира — картины, которую другие ученики обычно успешно приобретают.

Очевидно, что у людей, не имеющих контроля над тем, что происходит с ними (они не могут противостоять событиям или просто остановить какие-то вещи, случающиеся с ними), обычно развивается выученная беспомощность.

Она особенно ярко проявляется, когда имеют место:

  • Очень ограниченные, непостоянные и непоследовательные способы коммуникации. Это часто приводит к двусмысленности значений.
  • Приобретенная тенденция к согласию с предложениями других и неспособность противостоять чужой интерпретации.

(Grove Bunning Porter 1999)

Секрет жизни в том, чтобы проводить приятно время

Ученики, в чьих жизнях есть долгие периоды скуки или дни, наполненные активностями, которые они хотя и распознают, но не понимают — такие ученики часто производят свои собственные сенсорные события. Например, они издают разные звуки, раскачиваются, тянут вещи в рот, дышат, устраивая себе гипервентиляцию, трут голову, скрипят зубами… Эти ощущения могут быть поняты как события, которые человек может делать, когда захочет, а также остановиться и прекратить, когда ему захочется. Для стороннего наблюдателя эти действия не имеют причины. Но, прежде чем сделать такой вывод, ответьте: почему всегда, когда вы едете в автобусе или в поезде, вы видите кого-то, кто крутит прядь волос вокруг пальца? (ответ — потому что это приятно). Или: почему многие скрещивают ноги, когда сидят? Этому нет объяснения, и к тому же это реально вредит кровообращению. В чем тогда смысл?

Эти действия обычно вызваны какими-то нуждами и довольно приятны тому, кто их делает. По каким-либо причинам такие, контролируемые самим человеком отдельные действия или движения становятся характерными в случае, если у человека с глубоким нарушением интеллекта нет другого фокуса внимания. Надо также не забывать, что человеку, которого можно описать как «доинтенционального» (то есть он ничего не знает о целенаправленном общении, или общении по поводу), совершенно не известны социальные условности и нормы.

Ученики с глубокой интеллектуальной недостаточностью сильно отличаются от «доинтенциональных» младенцев без нарушений. У них намного больше, чем у типичных младенцев, необычных движений: например, стереотипных паттернов или самоповреждающего поведения (Ephraim, 1997; Caldwell, 1996). Это способ снизить стресс и закрыться от небезопасного внешнего мира… или проявить интерес к среде, в которой недостаточно стимулов (Samuels, 2003).

Люди с тяжелой инвалидностью, известной как «расстройство аутистического спектра», тоже часто демонстрируют так называемое «необычное поведение», хотя причины у такого поведения могут быть разными. Повторяющиеся действия могут служить «завесой», которая отвлекает их внимание от порой страшного и непредсказуемого мира; но также это может быть социально не одобряемой формой сенсорного диалога с самими собой — такого диалога, когда мы, например, сидим на диване, скрестив ноги, и смотрим телевизор. Но являются ли они повторяющимися действиями или, возможно, это только те немногие движения, которые ученик «открыл», что может делать их сам – в любом случае они отличаются от несчетного количества всех других событий, происходящих с человеком в течение дня, потому что ученик сам инициирует их и распознает как свои собственные.

Начиная Интенсивное Взаимодействие

Поэтому, когда кто-то начинает заниматься Интенсивным Взаимодействием, он должен наблюдать за учеником и замечать действия, которые ученик использует, чтобы «поговорить с самим собой» (то есть элементы сенсорного разговора). Вначале практик может имитировать движения, которые он видит, чтобы представить себя, интригуя и отвлекая внимание ученика от того, что Фиби Колдуэлл называет «одиночным пространством» или внутренней «петлей удовольствия» от комфорта собственных предсказуемых действий. Когда ученик замечает «свои» действия, которые случаются не у него, а где-то ещё, его интерес моментально переключается с фокуса внутреннего удовольствия на социальное пространство — то есть он концентрирует свое внимание на специалисте и на том, что тот делает.

Имитация может привлекать внимание ученика; в какой-то момент он может сделать паузу и проследить за специалистом, проконтролировать, продолжает ли тот или нет. Как только появляется «распознавание» или связь между двумя партнерами, практик может начать «отражать» действия ученика — это значит обязательно делать паузу, когда ученик возобновляет свои действия. Всё это — о том, как отвечать и как быть узнанным. Как только игра установится — а это может занять минуты, часы или несколько встреч в течение ряда дней — наступит время для разговора.

Прежде чем перейти к «разговору», хочу провести аналогию. Я прожил четыре дня в огромной южноамериканской гостинице, где никто не говорил по-английски. Я завтракал и ужинал в помещении, где находилось больше ста человек, но не мог с ними разговаривать. Когда я входил в столовую, то видел море лиц, но ни с кем из них не чувствовал связи. В пятницу утром, выходя выходил из отеля, я услышал как кто-то регистрировался на английском. Я огляделся и нашел его, секунд за пять, прежде чем вышел и сел в такси. Тем вечером в столовой среди бессчетного количества лиц я мгновенно узнал того, кто говорил по-английски. Я запомнил его, потому что неожиданно он стал очень значимым для меня — он говорил на МОЁМ языке.

Когда вы привлекаете чье-то внимание с помощью Интенсивного Взаимодействия, вы ищете общее поле, вы разделяете язык, — тогда вы мгновенно выделяетесь из всех других событий, людей, чувств, ощущений или звуков, которые «омывают» человека и проходят сквозь его день.

Диалоги

Диалоги содержат взаимную со-настройку. Они часто включают обмен идеями или темами. Когда мы беседуем, мы ищем общее поле и исследуем его. Диалоги, в которых доминирует имитация, в действительности не могут удовлетворить ни одного из партнеров. Но возможно по-разному затронуть тему, придерживаясь одного вопроса. Так, разговоры об автомобилях могут содержать замечания о Фордах, Тойотах, Крайслерах, Датсунах, кабриолетах, внедорожниках, джипах, драгстерах, хэтчбеках и формуле 1. Точно также и разговоры в Интенсивном Взаимодействии могут варьироваться.

Клер, ученица с кортикальным нарушением зрения, глубокой интеллектуальной недостаточностью и множественными физическими нарушениями, проводила много часов в день, стуча костяшками пальцев по столику своего инвалидного кресла сериями по 5-15 ударов в определенном ритме. Имея очень ограниченное зрение, она не могла заинтересоваться видимым окружающим миром, — и она наполнила свое сознание другими впечатлениями. Стук по столику создавал её звуки и чувство её присутствия в мире. С точки зрения Клер, мы были просто другим шумом в пропитанном звуками сенсорном мире. Её опыт встречи с другими людьми (которых она никогда не видела) состоял в ощущениях от прикосновений и в звуках многих разных голосов, знакомых или не знакомых.

Не считая звуков и ощущений, которые она сама создавала, Клер можно охарактеризовать как свободно «текущую» через голоса одноклассников и педагогов, разные шумы от движения, жужжание вентиляторов, хлопание дверей, телефонные звонки и т.д. и.т.д. Она была в значительной степени не в состоянии контролировать (то есть заставить начаться или прекратиться) любые события, связанные с ней.

Первоначальный контакт с Клер был установлен через повторяющиеся, имитирующие её ритмичные постукивания по столику, действия. Через несколько недель стало очевидно, что она внимательно слушает нашу «партию»: мы заметили, что если мы начинали стучать по столику одновременно с ней, она переставала стучать, успокаивалась и прислушивалась. Следуя принципам Фиби Колдуэлл «знакомое, но отличающееся», мы начали возвращать «эхом» звук, который делала Клер. В «эхо» используется ритм или характер движений ученика, но они возвращаются в другой сенсорной модальности. Мы хлопали по её руке в том же ритме, в каком она стучала по столу. По мере развития диалога мы стали хлопать по её ногам... Или произносили её имя, или легко проводили по её волосам, или дули ей на щеку, или сами хлопали в ладоши, или хлопали по её ладони. Но всегда использовали её собственный ритм, чувство времени и паузы. Если она произносила длинную фразу, мы отвечали подобным образом. Клер слушала и отвечала своим «голосом» (стуком по столику). Она оставалась заинтересованной и часто улыбалась.

В настоящее время, Если Клер делает глубокий вдох, облизывает губы или вокализирует, мы отвечаем ей, имитируя это, предполагая, что возможен различный диалог, но не настаивая на нем. Несколько раз она отвечала на наши вокальные имитации, и её школьные педагоги разговаривали с ней, обмениваясь звуками — однако основная тема Клер по — прежнему стучание. В то же время диалоги Клер теперь включают множество тем и вариаций, и хотя мы все еще говорим о стуке, но внутри этой темы мы можем исследовать различный темп, построение фраз, разную «силу» удара.

Да, Интенсивное Взаимодействие включает имитацию. Но, кроме того, оно включает осознание других людей, совместное внимание, действия по очереди, предвидение, взаимное ожидание, радость от проведенного с человеком времени, визуальный контакт, «физические» (через физический контакт) диалоги, прикосновения, взаимность, выражение эмоций, возможность практиковаться в действиях, необходимых для социальных встреч, исследование активности, запоминание и «возвращение» в игру... А также, в отношении практиков, то, что Дейв Хьюэтт называл «сделать хорошее лицо» — поддержание вашего образа в сознании учеников.

Если вы просто отвечаете на действия ученика, предоставляя событие (например, чтение, массаж, повторенную фразу из любимой песни и т. д.) или просто имитируя его… возможно, вы очень интерактивны, но вы не занимаетесь Интенсивным Взаимодействием. Если вы просто отвечаете ученику событием, то событие либо происходит, либо — нет (т.е. либо «вкл», либо «выкл»). Это либо «черная», либо «белая» ситуация.

Вы занимаетесь Интенсивным Взаимодействием, если находитесь в сером…

Литература

Перевод Инны Рязановой