НОУ ДПО «Социальная Школа Каритас»

Интервью с Еленой Михайловной Вяхякуопус 25 марта 2014 г. в перерыве семинара «Психическое здоровье людей с нарушениями умственного развития».

Беседу ведет менеджер по обучению НОУ ДПО «Социальная школа Каритас» Андрей Смирнов.

 

А. СМИРНОВ: Елена, поработаю «адвокатом дьявола». Когда я увидел название семинара «Психическое здоровье людей с нарушениями умственного развития», в первый момент у меня возник когнитивный диссонанс, — возможно ли говорить о психическом здоровье людей, которые психически нездоровы? Но я же понимаю, что это не бессмыслица. Как, в таком случае, понимать формулировку темы?

Е. ВЯХЯКУОПУС: Хороший вопрос.

А. СМИРНОВ: Слегка провокационная формулировка названия семинара.

psy int 1 550

Е. ВЯХЯКУОПУС: Действительно, многие люди путают два совершенно разных понятия — психическую болезнь и нарушение умственного развития. Это вещи разные, их нужно различать, прежде всего, потому, что методы воздействия, методы лечения, коррекции, воспитания, обучения, абсолютно разные. К сожалению, часто люди принимают поведенческие нарушения при нарушении умственного развития за психическое расстройство, пытаются их лечить лекарствами, какой-то психотерапией, которая не действует, и люди годами пытаются корректировать это поведение методами, которыми лечат психические расстройства, и это не действует. И люди годами принимают тяжелые лекарства, оставаясь при этом со своими проблемами в поведении. Это не значит, что лекарства не нужны. Безусловно, часто лекарства нужны людям, страдающим от психических заболеваний. Но! Нарушение умственного развития — это не болезнь, которая может быть вылечена лекарствами. Это состояние человека, сопровождающее его всю жизнь. Но психически такие люди чаще всего здоровы. Если их жизнь нормально, достойно устроена, они хорошо себя чувствуют, в хорошем настроении, могут учиться и посильно работать, иметь друзей. Конечно, и у них могут быть проблемы в поведении как у нас у всех. Иногда они грустят, иногда раздражаются, иногда сердятся, но это не психические расстройства.

А. СМИРНОВ: Да, если у человека, диагностирована умственная отсталость, это не значит автоматически, что у него присутствуют некие расстройства поведения… Это может быть, но этого может и не быть?

psy int 2-250Е. ВЯХЯКУОПУС: Этого может и не быть. Конечно, у него всегда будет некоторое расстройство адаптивного поведения. Что это значит? У него может не хватать навыков; допустим, он не может приготовить торт, или он не может выполнять определенные трудовые операции, водить машину, например. Или он не может ухаживать за самим собой достаточно хорошо. Нехватка навыков, неумение не является признаком нарушения психического здоровья. Психическое здоровье — это состояние благополучия, которое позволяет человеку вести хорошую повседневную жизнь. Если у человека с умственными нарушениями есть поддержка, если у него есть помощник, место работы, место проживания, он может прожить счастливую нормальную человеческую жизнь. Например, я ношу очки, это же не значит, что у меня психическое нарушение. Если у меня этих очков не будет, я буду вести себя как человек с психическим нарушением — я могу махать перед лицом руками, приглядываться странным образом. Но стоит мне дать очки, и я могу жить нормальной жизнью. Точно так же можно помочь человеку с умственным нарушением, дав ему достаточную поддержку, Когда этой поддержки нет, когда ему не хватает навыков общения, он может проявлять внешние симптомы, похожие на психическое расстройство.. Научить его коммуникативным навыкам, и симптомы исчезнут. Иногда от одиночества, иногда от того, что нечего делать человек кричит, бьется головой о стену. От обиды, от перенесенного насилия, от расставания с родными. Это не значит, что у него расстройство, которое нужно лечить лекарствами. Нужно найти причину его проблемного поведения, научить его новым способам действовать, найти ему друзей. Научить его общаться — и у него улучшиться поведение. Но проблема эта серьезная, потому что люди с нарушениями умственного развития подвержены риску психических заболеваний больше, чем другие.

А. СМИРНОВ: Больше, чем условно нормальные.

Е. ВЯХЯКУОПУС: Да, причем в несколько раз. И нужно знать симптомы, принимать, профилактические меры. И если началась болезнь, то вовремя заметить первые признаки, чтобы отвести человека к врачу, врач уже поставит диагноз. Если человек болен в самом деле, врач выпишет нужное лекарство. Но врачу нужно помочь — дать ему как можно больше информации о пациенте, особенно, если он сам не говорит или не может ясно выразить свои чувства. Часто учителя, родители, медсестры первыми замечают симптомы болезни и вместе с врачом могут помочь человеку справиться с ней.

А. СМИРНОВ: Спасибо. Еще один вопрос не вообще о теме, а в приложении к Вашей работе на этом занятии вчера и сегодня. По Вашим ощущениям, насколько тема семинара оказалась востребована слушателями именно в этом фокусе, в каком Вы её сформулировали и подали? Каков размер тех лакун, тех пробелов в знаниях слушателей, которые пришли на семинар? Да может быть и вообще отечественных специалистов.

psy int 5-250Е. ВЯХЯКУОПУС: На этом семинаре слушатели были сами хорошие профессионалы с большим опытом работы, с хорошим образованием в этой области. И мне было очень приятно, что они сами рассказали очень много полезного, поделились своим положительным опытом, задавали важные вопросы. И мы вместе поняли, что у них в работе есть огромное количество проблем и случаев таких нарушений поведения, с которыми они вынуждены что-то делать, но трудно диагностировать их и трудно менять. Поэтому наш семинар был интерактивным, в котором моя задача была — рассказать о самых последних исследованиях в этой области в мире, и в России, и в Европе, и в Америке. Проблема эта огромная, и сейчас на это много обращают внимания, много проводится научных исследований. Моя задача была рассказать об этих исследованиях и дать направление поиска дальнейшей информации, а также дать практические, советы по определению первых симптомов заболевания, куда обратиться за помощью, что можно предпринять в первую очередь, и какие виды помощи признаны сейчас действенными.

А. СМИРНОВ: Какой-то алгоритм, «аптечка первой помощи».

Е. ВЯХЯКУОПУС: Да-да-да, «аптечка первой помощи». Я не говорила ничего о том, какие нужны лекарства, потому что мы не врачи, это не наше дело, каждый случай абсолютно индивидуальный. Но учитель, инструктор по труду, и даже человек, не имеющий специального образования, может заметить первые симптомы неблагополучия, потому что он общается каждый день с этим человеком, и рассказать об этом врачу и помочь человеку найти профессиональную помощь. Есть множество вещей, которые мы можем сделать на самом простом, повседневном уровне, потому что основа психического здоровья у людей с нарушениями умственного развития и у нас совершено одинаковая — это свой дом, повседневная занятость, хорошее питание, физическая активность, круг друзей, люди, которые нас уважают, заинтересованы в нас. Т.е. хорошая социальная роль в обществе.

А. СМИРНОВ: Все адаптивные компоненты.

Е. ВЯХЯКУОПУС: Да, все компоненты нормальной человеческой жизни. Вот человек с тяжелым нарушением лежит годами на кровати, его не выносят даже во двор, он ничем днем не занят, он не имеет друзей, он ничего не делает — и мы удивляемся, что у него нарушение поведения. Если мы окажемся в таком положении, у нас через месяц могут быть нарушения еще хуже!

А. СМИРНОВ: Большое спасибо, Елена!